+7 (495) 637 77 03

+7 (495) 637 75 96

EN

Пресса


РОССIЯ

Диалоги Бенджамина Бриттена

Ян СМИРНИЦКИЙ

2 декабря 2003

От сцены Центра оперного пения Вишневской исходило благоухание красных роз. На их фоне Мстислав Ростропович открывал вечер «Посвящение Бенджамину Бриттену». Английскому композитору в конце ноября исполнилось бы 90 лет.

Ростропович познакомился с Бриттеном в 1961 году в Великобритании. По завершении выступления — он тогда исполнял Первый концерт Шостаковича для виолончели с оркестром — к нему за кулисы заглянул Дмитрий Дмитриевич, ведя под руку незнакомого человека. Им оказался Бенджамин Бриттен. С каждым из русских музыкантов Бриттен дружил по-своему, по-музыкальному. Шостаковичу он посвятил одну из опер на библейские сюжеты «Блудный сын», на что Дмитрий Дмитриевич ответствовал посвящением своей 14-й симфонии. А сонату для виолончели и фортепиано, опус 65, что на этот раз звучала в Москве, Бриттен написал для Мстислава Леопольдовича, вдохновившись его исполнением концерта Шостаковича. Кроме того, одно из самых выдающихся произведений английского мастера «Военный реквием» было завуалированно посвящено Галине Вишневской, ибо для нее писалась основная партия сопрано.

На вечере в Центре Вишневской опус 65 исполнялся стипендиатом Фонда Ростроповича Сергеем Антоновым (виолончель) и Александрой Матвиевской (фортепиано). Соната начинается обращением к зрителю — «Диалогом», в котором местами несмело, местами выспренно обозначались абрисы основной темы. Возможно, в первой части художник фортепианной пастелью и резкой графикой виолончели намекает на Шостаковича, строя свой комплимент композитору необычайно тонко, без манерного восхваления, но и без явных цитат.

После «Диалога» идет быстрая часть «Скерцо», партия виолончели в которой прописана в столь любимой Бриттеном технике пиццикато (исполнение без смычка, щипковым методом). Яркие брызги «Скерцо» неожиданно плавно подбирает «Элегия», в ней виолончелист сжимает подставку на грифе сурдиной, тембр становится задавленным, приглушенным. С «Маршем» из произведения немедленно исчезают все тени, виолончель размашисто обрастает полным диапазоном своих возможностей, а фортепиано переходит из ритмического аккомпанемента в развитие самостоятельной темы, предваряющей финал.

Богатая образность последней части Perpetuo Mobile напоминает скорее сценическую музыку Бриттена, дуэль острого драматизма и фонтанирующей фантазии.

Кроме сонаты в концерте прозвучали шесть стихотворений Пушкина для голоса и фортепиано (композитор написал их, будучи в Армении), сюита #1 для виолончели соло, колыбельные песни и фрагмент из оперы «Сон в летнюю ночь», разученный детьми из школы-театра «Галина Вишневская».

 

Поделиться с друзьями