+7 (495) 637 77 03

+7 (495) 637 75 96

EN

Пресса


Газета НЕЗАВИСИМОСТЬ

В лондонском Cadogan Hall прошел гала-концерт Центра оперного пения

17 октября 2013

Лондонский Cadogan Hall располагается в бывшем костеле, в нынешнем виде храм открылся в 1907-м, а концертный зал здесь существует меньше десяти лет, с 2004-го. В других лондонских соборах концерты давно уже стали делом естественным и мирно сосуществуют с церковными службами (в минувшую субботу, например, в одном из них, выходящем на Оксфорд-стрит, выступала их английская джазовая дива, полный зал, аншлаг).
Несмотря на свою молодость, Cadogan Hall стал престижной площадкой, здесь «базируется» один из лучших в мире Royal Philharmonic Orchestra. Гала-концерт в память и в честь Галины Вишневской в октябрьской афише занял место между очередным концертом Королевского филармонического оркестра и выступлением выдающегося скрипача Джешуа Белла с Академией святого Мартина в полях. Сегодня на Слоан Террасе, где располагается концертный зал, снова Королевский филармонический оркестр, его медные духовые и ударные, играют и классику, и джаз.
В декабре исполнится год, как не стало Галины Вишневской, не странно поэтому, что все концерты Центра оперного пения, ею созданного, в том числе и заграничные, проходят в память и в честь Вишневской. Тем более что в Лондоне Вишневскую помнят, можно даже предположить, что среди консерваторской публики, которая собралась в Cadogan Hall, были и те, кому посчастливилось присутствовать при дебюте Вишневской в партии Аиды в Ковент-Гардене в 1962 году. Впрочем, в зале было много и молодых, главное, и, думаю, для солистов Центра оперного пения приятно было, что большая часть зрителей была англоговорящая, те, кто пришел за музыкой. Они – это было слышно по все более горячим аплодисментам – не пожалели о потраченных деньгах, хотя и тут надо признать, что цены на хорошие концерты в Лондоне – демократичнее московских. У нас на приезжих звезд цены часто доходят до нескольких десятков тысяч за билет, у них – максимум 50 фунтов, но обычно – как на концерт Центра оперного пения – от 15 до 27 фунтов.
Среди участников нынешнего гала – не только ученики Вишневской, которые, к слову, довольно часто вспоминают и пересказывают друг другу ее уроки и вполне конкретные и практические полезные советы, но также, например, и Карина Флорес, которая стала лауреатом конкурса Галины Вишневской (Флорес, только что спевшая в «Геликоне» вагнеровскую премьеру, в Лондоне пела арию Леоноры из «Силы судьбы»).
Программа была поделена почти поровну между русским и иностранным репертуаром, а из европейской музыки почти все сцены были из опер Верди, что понятно, поскольку нынешний год во всем мире празднуют 200-летие со дня рождения композитора, а внимание к русской опере нетрудно объяснить не только происхождением солистов, но также и тем, что для Галины Вишневской сама идея создания Центра оперного пения, этой и сегодня уникальной школы для  певцов, уже закончивших и музыкальные училища и консерватории, в том, чтобы воспитать прежде всего артистов русской оперы. И тут Вишневская не жалела ни сил, ни времени, и эти уроки, надо признать, были слышны в выступлениях ее уже знаменитых и востребованных учеников. Овацией завершилось исполнение Алексеем Тихомировым арии Годунова, как и финал «Евгения Онегина» в исполнении Екатерины Миронычевой и Константина Бржинского, как и дуэт Манрико и Азучены (Сергей Поляков и Любовь Молина) – уже во втором отделении концерта.
Бржинскому выпала нелегкая доля открывать концерт арией Роберта из «Иоланты». В какой-то момент даже стало страшно – звук словно оставался на сцене, не в силах преодолеть незримую четвертую стену, и лишь к концу точно пробил эту преграду, и уже дальше, от номера к номеру только нарастал. В очередной раз – когда на сцену вышла Любовь Молина, она пела сцену из второго акта «Царской невесты» – удалось оценить, как Вишневская буквально передавала своим ученикам «из рук в руки» свои собственные партии. Ольге Ростропович, которая возглавила Центр оперного пения и таким образом взяла ответственность на себя, досталось, конечно, хорошо налаженное дело, но можно вообразить, как трудно вести его – школу Вишневской – уже без нее. Но глядя и, конечно, в первую очередь слушая ее учеников, думаешь, что это можно, наверное, сравнить с бытованием и поддержанием «школы Баланчина» его учениками, ставшими и его наследниками.
Лондон–Москва

Поделиться с друзьями