+7 (495) 637 77 03

+7 (495) 637 75 96

EN

Пресса


РОССIЯ

Страсти и куклы

Владимир ЧЕБУРАХОВ

3 февраля 2005

В Центре оперного пения Галины Вишневской — премьера знаменитейшей оперы Дж. Верди «Риголетто». Постановку осуществил молодой, но уже уверенно зарекомендовавший себя на столичной сцене режиссер из Македонии Иван Поповски, выпускник Мастерской Петра Фоменко.

В своей интерпретации одной из самых хрестоматийных итальянских опер Поповски пошел по пути современных ультрамодных модельеров, которые к драным джинсам вдруг пришивают бриллиантовые бусинки, а на строгом смокинге сооружают довольно пикантный вырез. В целом, преподнеся «Риголетто» в очень традиционном, классическом виде, полном сдержанного консерватизма, он ввел в действие ряд ярких, запоминающихся элементов и мизансцен, которые сразу же обнаруживают самобытный режиссерский почерк. Так, начинается опера с немой массовой сцены. Сам шут Риголетто, граф Мантуанский, графиня Чепрано, другие придворные, застывшие в пирамидальной композиции, напоминающей одновременно «Лакоона» и групповой портрет кисти какого-нибудь великого фламандца, начинают постепенно приходить в движение — как шестеренки часов: механистично, синхронно, мелкими, почти симметричными движениями, Придворные еще не раз по ходу действия будут превращаться прямо-таки в кукольных персонажей, совершающих роботоподобные движения, но после каждой такой сцены действие приобретает привычный, несколько архаичный колорит. Экспериментальное начало рассеивается, как мираж. Поповски любит кинематографические приемы: кое-где движения персонажей становятся замедленными, где-то — фиксируются наподобие стоп-кадра, а сценография одного из дуэтов Риголлето и Джильды напоминает слайд-шоу. Этот прием «условных фигур», заставляющий вспомнить и традиции японского театра «Но», соседствует с полным драматизма накалом страстей — линией, которую довольно мощно ведут Риголетто (Юрий Баранов) и Герцог (Павел Паремузов). Очень живыми, по контрасту с «кукольными» придворными, оказываются и центральные женские образы — Джильда (Татьяна Метлина) и Маддалена, сестра разбойника Спарафучиле (Агунда Кулаева). Если вторая является самим воплощением женского обаяния, лукавства и куртуазной грации, то дочь бедного Риголетто, которой неминуемо суждено погибнуть в финале (и как тут режиссеру поспорить с сюжетом и традицией?), завораживает своей лиричностью и какой-то потусторонней воздушностью. Будто уже с самого начала действия она заглядывает за черту, отделяющую жизнь от смерти… У Татьяны Метлиной очень выразительный, объемный голос, однако все его великолепие пока раскрывается исключительно в среднем регистре.

Впрочем, не стоит забывать, что Центр оперного пения — заведение учебное, и осуществляемые здесь постановки, по словам Галины Вишневской, — прежде всего, этапы профессионального становления молодых певцов. «Спектакль очень трудный, но именно на таких больших творениях можно стать подлинным артистом, — утверждает Галина Павловна. — Для этого необходимо много работать, и именно для этого создавался Центр оперного пения».

Поделиться с друзьями