+7 (495) 637 77 03

+7 (495) 637 75 96

EN

Пресса


ИТОГИ

Опера без хоров

Алла АЛЕШИНА

28 октября 2003

Центр оперного пения Галины Вишневской представил «Царскую невесту».

Центр оперного пения, которому всего год, показал свою вторую постановку — оперу Римского-Корсакова «Царская невеста». И если первая — сцены из «Руслана и Людмилы» — была скорее экзерсисами, в которых раскрылся прекрасный вокальный потенциал воспитанников Галины Вишневской, то новая работа — полноценный спектакль. Удача во многом объясняется тем, что к работе со студентами удалось привлечь режиссера Ивана Поповски, выпускника Петра Фоменко, еще в студенческие годы поставившего цветаевское «Приключение» так, что, как говорится, на следующее утро он проснулся знаменитым. В последние годы Поповски ставил за границей: во Франции, Швеции, в родной Македонии. В 2002 году напомнил о себе Москве «Отравленной туникой» Гумилева в «Мастерской П. Фоменко». К своему музыкальному дебюту он отнесся очень серьезно, долго репетировал со студентами, прежде чем решился показать работу Вишневской, художественному руководителю постановки. «Царская невеста» — одна из самых любимых опер Галины Павловны, блиставшей в роли Марфы в Большом театре. Блиставшей не только как певица, но и как большая драматическая актриса. Педагог Вишневская, работая с учениками, не отделяет вокальные задачи от драматических.

Недюжинный драматический дар проявили исполнительницы главных женских партий: обладательница сильного и глубокого меццо-сопрано Оксана Корниевская (Любаша) и Оксана Лесничая (Марфа) с ее чистейшим, звонким, а в финальной сцене видений прямо-таки волшебно неземным сопрано. Вместо банального соперничества им удалось сыграть (и спеть!) противостояние двух женских начал — страстности и жертвенности. В мужском поединке силы распределились не так ровно. Лыков у тенора Германа Апайкина получился почти бестелесным и уж совсем бесхарактерным, явно уступив баритону Александру Касьянову, который в партии опричника Грязного — одной из труднейших в русском репертуаре — продемонстрировал настоящий драматический накал, особенно в финале, когда он кается в клевете и убивает Любашу.

Все эти нешуточные страсти разыгрываются на фоне одной-единственной декорации: белой лестницы, которая по воле сценографа Аллы Коженковой (она же художник по костюмам) то оптически увеличивает объем жизненного пространства, когда у героев появляется надежда на счастье, то «рвет» пространство, когда побеждает рок.

И еще об одном преимуществе минимализма, придающего иногда взгляду неожиданную глубину. В Центре Вишневской нет хорового отделения, здесь пестуют солистов. В программке «Царской» написано: «Спектакль идет без участия хора». Масштабность создается за счет ансамблевых сцен, спетых в безукоризненном стилевом единстве и с прекрасной дикцией: даже в секстете слышно каждое слово. Да простят меня музыковеды, но, лишенная хоров, опера Римского-Корсакова нисколько не проиграла. Наоборот, стала более концентрированной, европейской. На ум сразу пришли оперы-трагедии Пуччини и Леонкавалло. Судя по всему, студентам Центра они окажутся вполне по плечу.

Поделиться с друзьями