+7 (495) 637 77 03

+7 (495) 637 75 96

EN

Пресса


FINANCIAL TIMES

Искусство: Молодые вокалисты в атмосфере изысканной утонченности

Джордж Лумис

29 августа 2003

Нет ничего удивительного в том, что певцы, завершившие успешную карьеру на большой сцене, переходят на педагогическую работу, но мало кому из них удается ворваться в мир педагогики с таким ослепительным размахом, как это удалось сделать Галине Вишневской.

Основав свой собственный институт вокала, названный Оперным Центром Галины Вишневской, знаменитая оперная дива расположила его в недавно возведенном в самом центре Москвы здании, своим великолепием ничуть не уступающем шикарным особнякам московских нуворишей. Центр приступил к работе в сентябре, с классом из 23-х подопечных, тщательно отобранных прослушиванием, и совсем недавно запустил свой первый опытный оперный проект, в виде программы сцен из оперы Михаила Глинки «Руслан и Людмила».

Как и другие подобные программы для молодых певцов, включая вокальную Академию Мариинского театра в Санкт-Петербурге, Центр Галины Вишневской приоритетно нацелен на ту весьма трудную, щекотливую стадию в становлении вокалиста, которая наступает непосредственно после выпуска из Консерватории и предваряет ожидаемый взлет оперной карьеры. Несмотря на неизменную кадровую помощь со стороны Консерватории и ощутимую поддержку городских властей, Центр, что довольно нехарактерно, вполне независим от какой-либо «материнской» организации, вроде конкретного оперного театра. Центр рассматривает эту независимость как большое преимущество, позволяющее уделять усиленное внимание приоритетной задаче — педагогической. Участников двухлетней программы призывают отложить все грезы о возможности заявить о себе с большой сцены, положив начало карьере, и вместо этого настойчиво рекомендуют направить все силы и время на учебный процесс.

Тем более, что Галина Вишневская всегда готова помочь. Несмотря на то, что Вишневской и её супругу, виолончелисту и дирижеру Мстиславу Ростроповичу, принадлежат не менее 10 резиденций по всему свету, квартира в Москове посещается Галиной Вишневской всё чаще, поскольку приблизительно половину своего времени она теперь отдаёт Центру. В своё время «царствующее» сопрано большого театра, Вишневская покинула СССР в 1974 году, вскоре после этого лишившись Советского гражданства. Одним своим присутствием она привнесла изысканную утонченность и, как следствие, повышенное внимание прессы к довольно скромным сценам из «Руслана», призванным высветить успешно культивирующую голоса тепличную атмосферу Центра. Весьма привлекательный зал на 320 мест является образцом традиционного оперного театра в миниатюре, где есть 3 яруса, и даже центрально расположенная королевская ложа, откуда Вишневская наблюдала за происходящим с нескрываемой гордостью.

Основанная на Пушкинской сказке, опера «Руслан и Людмила», безусловно, жемчужина Русской оперной классики, несмотря на то, что сбивчивая и непоследовательная трактовка сказочного сюжета существенно ограничивает возможности ее успеха у западного зрителя. Музыка с отчётливым итальянским «ароматом» словно рождена, чтобы оттачивать вокальную технику у молодых певцов. Представление длилось около 90 минут, и состояло преимущественно из ведущих арий и ряда ансамблевых партий. Хора не было, однако Центр заручился присутствием Владимира Понькина и его Государственного оркестра — последний отыграл блестяще, невзирая на некоторую приглушенность звуков, исходящих из глубоко расположенной оркестровой ямы театра, что лишило знаменитую Увертюру всей полноты присущей ей искрометности. Представление было костюмированным, и действия молодых артистов подтверждали наличие рудиментарных элементов театральной постановки.

В партии Людмилы Оксана Лесничая продемонстрировала наличие привлекательного лирического сопрано, с характерным «русским» призвуком металла, которое, однако, безусловно, требует дальнейшей шлифовки. Неожиданно подвижный, оригинально свежий баритон Владимира Байкова прекрасно гармонировал с музыкальной партией Руслана, а искусное пение Ирины Окниной в aрии Гориславы обнаружило многообещающие задатки драматического сопрано, всегда востребованной вокальной категории. Не менее обнадеживающе прозвучало и меццо-сопрано Оксаны Копниевской в партии Ратмира, дополненное резонирующими низкими нотами и страстной манерой исполнения.

Фарлаф — Роман Дерзаев блестяще справился со знаменитым Рондо, а отсутствие шутовства и гримас в его исполнении только приветствовалось. Возможно, Центр Галины Вишневской не место для полномасштабных постановок, но, безусловно, не может не восприниматься как обнадеживающее проявление возрождённого интереса сегодняшней России к оперному искусству.

Поделиться с друзьями